helpjob.my1.ru Суббота, 2017-11-25, 10:55 AM
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная страница | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Cтатьи [160]
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 324
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика
Начало » Статьи » Cтатьи

Мой дом – мой офис!
Возрастает ли продуктивность работы, если из дневного графика сотрудника исчезают проблемы, связанные с транспортом, пребыванием в перегруженном публичном пространстве, а условия труда становятся комфортнее или, как минимум, выстроенными по индивидуальному вкусу - другими словами, если человек трудится дома? Российские работодатели не задаются такими вопросами. Но, как считают эксперты, рынок все же вынудит их дать ответы.

Запад голосует за удаленную работу, Россия… безмолвствует

Как уже писал Headhunter::Magazine, толерантное отношение к ситуации, когда штатные сотрудники работают дома и от них не требуется регулярного присутствия в офисе, до сих пор является исключением в российской деловой жизни. Компании, придерживающиеся этого подхода, можно пересчитать по пальцам, признав, что в России эта идея, как правило, встречается «в штыки».
Однако зададимся вопросом: насколько оправдана позиция, согласно которой сотрудники эффективней трудятся в офисных стенах, чем на дому, и не опровергает ли ее бизнес-практика других стран?

«У них ружья кирпичом не чистят...»
На Западе, в частности в США, лояльное отношение работодателей к желанию сотрудников выполнять хотя бы часть работы в домашних условиях становится все более привычным. Практика telecommuting (в переводе с англ. – дистанционное присутствие) стала распространяться в Америке в начале 1970-х во времена «нефтяного эмбарго». Тогда многие американцы ощутили на себе перебои с наличием бензина при более чем двукратном его подорожании. Зачастую ценные сотрудники буквально не могли попасть на работу, поскольку было крайне проблематично запастись достаточным количеством топлива. В этих условиях некоторые компании пошли на компромисс, разрешив своим работникам несколько дней в неделю трудиться дома. И это было лишь начало...

По словам Инги Масджюль (Inga Masjule), директора по персоналу московского офиса White & Case, несколько лет назад приехавшей в Россию из Канады, в Европе и США уже давно прошла мода на трудоголиков, готовых посвятить всю свою жизнь работе. Напротив, жители этих стран в один голос говорят о дауншифтинге, о желании скинуть с себя «узы рабства» и заняться любимым делом, позволяющим наслаждаться жизнью. В России же, отмечает Инга, пыл сотрудников еще не угас, и ряды тех, кто «сгорает» на работе, широки. При этом она признает, что у нас уже появляется прослойка взыскательных людей, стремящихся к тому, чтобы их работоспособность и отдача компенсировались не только материально, но и давали преимущества в планировании и использовании их личного времени. Однако пока эти персонажи выглядят буквально революционерами, и поэтому «круг их узок».

Тем не менее, взыскательные профессионалы способны проложить «надомной работе» путь к признанию. Как замечает Инга, «работодателям придется все больше идти навстречу пожеланиям, по крайней мере, талантливых и высокопродуктивных специалистов, ведь на рынке такие профи всегда в дефиците».

«40 часов» не значит 5 рабочих дней
Быстрее всего уже сейчас перестраиваются крупные международные компании, особенно специализирующиеся в области профессиональных услуг: традиционно именно в этих бизнес-структурах (инвестиционные банки, финансовые, консалтинговые, юридические фирмы) практикуется сверхурочная работа. Вот лишь два примера из деятельности нью-йоркского офиса White & Case, иллюстрирующие гибкость руководства компании. Первый – укороченная рабочая неделя (Flexible Workweek). Эта своеобразная «формула свободы», позволяющая сотрудникам работать только 4 дня в неделю по 10 часов (стоит напомнить, что в США стандартный рабочий день начинается в 9 и заканчивается в 17 часов – итого 5 дней в неделю по 8 часов). Идея Flexible Workweek пришла в голову одному из руководителей административных департаментов, когда офис переехал, и в результате дорога в один конец для некоторых сотрудников стала занимать более двух часов. Но благодаря Flexible Workweek каждый из них получил возможность иметь один «плавающий» свободный день в неделю. Единственное условие – в отделе всегда кто-то должен быть. Представьте себе, что эффективность работы отдела и моральный дух сотрудников от «формулы свободы» только повысились.

Второй пример – работа из дома, или telecommuting. Сотрудники могут выбрать один или даже два дня в неделю, чтобы трудиться в родных стенах. Компания же со своей стороны обеспечивает их необходимым оборудованием – от ноутбука и принтера до оборудования для теле- и видеоконференций. Эта практика особо актуальна для тех категорий работников, которым обычно приходится засиживаться в офисе из-за клиентских звонков или выполнять срочные задания в выходные. Вскоре подобные программы, утверждает Инга Масджюль, начнут внедряться и в московском офисе White & Case.

«Надо, чтобы и у нас не чистили...»
Если взглянуть на проблему шире, то транснациональные компании уже далеко не всегда представляют собой, как раньше, неких гигантских монстров, в которых работают десятки тысяч человек по всему миру. Сейчас типичной моделью организации бизнеса в подобных корпорациях служат небольшие фирмы, занимающиеся, к примеру, в Европе – разработкой, в Азии – производством, в Америке – продажами. По мнению Андрея Блинова, профессора менеджмента Всероссийского заочного финансово-экономического института, в условиях глобализации резко возрастают возможности создания и виртуальных организаций, и виртуальных команд. При формировании виртуальных команд привлечение талантливых специалистов из различных подразделений и регионов часто может стать лучшим решением возникающих перед фирмой задач. «Особенно эффективны, – рассказывает Андрей, – виртуальные организации на международных рынках и в транснациональных компаниях, поскольку позволяют с минимальными издержками использовать различие ситуаций на региональных рынках». В мировую практику все шире входит дистанционное присутствие сотрудника на рабочем месте. В этом случае организация существенно экономит на содержании офисных и служебных помещений, на компенсации проезда и оплате вынужденных перерывов в работе.

Но в России этот процесс только начинается, и многие скептики считают, что у нас подобные команды вряд ли получат развитие. «Я в корне не согласен с такой оценкой. Мой опыт и как преподавателя дисциплин менеджмента, и как тренера-консультанта свидетельствует о том, что многие хотели бы и готовы работать в виртуальных командах», – подчеркивает Блинов.

По словам Билла Мангино (Bill Mangino), отвечающего в компании I.T. Co за международное развитие и связи с инвесторами, можно выделить ряд факторов, которые способствуют развитию практики telecommuting в России. Во-первых, размеры страны таковы, что для многих компаний невозможно открыть офис в каждом городе, и для них есть смысл нанимать сотрудников, способных работать из дома. Во-вторых, вследствие роста цен на офисные помещения в Москве, Санкт-Петербурге и в ряде других мегаполисов дистанционное присутствие становится выгодным для работодателя, поскольку экономятся средства на аренде. Третий фактор – недостача самих площадей из-за быстрого роста многих компаний и, соответственно, увеличения найма новых сотрудников. По этой причине уже сейчас многие крупные и средние фирмы в Москве рассредоточены по нескольким офисам. В-четвертых, если верить рекрутерам, заявляющим, что рынок труда сейчас – это рынок квалифицированных кандидатов, которых не хватает, то можно предположить, что в ближайшее время этот дефицит станет еще острее. Поэтому вполне вероятно, что компании рассматривают возможности приема сотрудников, живущих за пределами Москвы, Санкт-Петербурга и даже России.

Через технологические тернии – к родным «гнездам»
В технологическом плане, считает Билл Мангино, внедрение стандарта WiMax и мобильных сетей 3G позволит решить ряд проблем, осложняющих распространение telecommuting. В частности, это отсутствие возможностей ADSL-доступа в Интернет во многих регионах, а там, где он есть, высокая стоимость, особенно за высокоскоростной безлимитный доступ.

В том же списке проблем Мангино называет отсутствие удачных и широкоизвестных примеров использования «удаленки». Кроме того, размеры большинства квартир в России не всегда располагают к работе дома, поскольку для эффективного труда нужна специально выделенная комната, свободная от внешних раздражителей. Понятно, что нередко только в офисе можно обеспечить доступ к определенным физическим и электронным ресурсам, оперативное общение с руководством или коллегами, организовать встречу с клиентом.

Но все же – только ли в офисе? И не возрастает ли продуктивность работы, если из дневного графика исчезают заботы, связанные с транспортом, пребыванием в перегруженном публичном пространстве, а условия труда становятся комфортнее или, как минимум, выстроенными по индивидуальному вкусу сотрудника? И, может быть, проблемы с Интернетом и размером наших жилплощадей – это как раз меньшие трудности на фоне транспортной и офисной суеты, обилия лишних разговоров и непрофильных дел, отнимающих значительную долю сил и ресурсов работника? И если ответ отрицательный, то почему тогда практика telecommuting все активней применяется на Западе?

Согласитесь, есть над чем подумать, сидя в гудящем, как пчелиный рой, офисе или переполненной маршрутке и представляя дивный новый мир – мир удаленной работы в родном «гнезде».

Источник: http://hh.ru/

Категория: Cтатьи | Добавил: helpjob (2006-12-04) | Автор: Александр Бесков
Просмотров: 207 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2006